Жизнь

Одна из восьми. Как не пропустить рак груди и справиться с ним

В течение жизни каждая восьмая россиянка сталкивается с диагнозом «рак молочной железы». Это самый частый и первый по смертности «женский» рак. Но если обнаружить его вовремя, шансы излечиться очень высоки.

Диагноз Екатерине Гончар поставили в 50 лет. Несмотря на то что сама она по профессии акушер-гинеколог, заболевание обнаружили лишь на III стадии. Опухоль была агрессивной формы. Полгода продолжалась химиотерапия, потом – радикальная мастэктомия (полное удаление молочной железы), ещё год – лучевая и таргетная терапия. На данный момент у Екатерины ремиссия. Она продолжает работать по специальности и ведёт более активную жизнь, чем до болезни.

Страх хуже рака

«Я очень рада, что тема онкологии ­перестала быть табуированной. Но люди до сих пор считают эти заболевания неизлечимыми и боятся их. Однако если рак молочной железы выявлен на I–II стадии, то терапия оказывается успешной более чем в 90% случаев. Даже если диагноз ставят на продвинутой стадии в связи со стремительным развитием медицины – это тоже не приговор. Когда я лечилась в 2018 г., была одна схема химиотерапии, в 2019‑м её уже дополнили новыми препаратами. Сегодня при правильном лечении люди с онкологией живут долго. При обнаружении опухоли на ранних стадиях ремиссия бывает пожизненной. Поэтому надо не бояться рака, а проходить регулярные осмотры», – советует Екатерина.

А ещё она считает, что для онкологического пациента крайне важна психологическая поддержка – вера близких в то, что с бедой удастся справиться. Многое зависит и от самого человека. «Если он хочет жить, то будет жить. А если решит уйти в болезнь, его уже трудно остановить», – уверена наша героиня.

Фото: Из личного архивa

Не за что, а для чего

Любой человек, столкнувшись с тяжёлым диагнозом, проходит пять стадий переживания: отрицание, гнев, торг, депрессия, принятие. Кто-то застревает на первом этапе, кто-то – на по­следующих. Екатерина задержалась в депрессии. Она столкнулась с ней дважды: в момент постановки диагноза и когда основное лечение было позади. Во второй раз её накрыло даже сильнее. «Когда у тебя есть план лечения (сегодня «химия», завтра – лучевая), ты просто идёшь по этому пути, каким бы тяжёлым он ни был. Но когда терапия вдруг заканчивается, жить, как раньше, ты уже не можешь – ты теперь другая».

Главное, что изменилось, – отношение к жизни. «Когда тебе ставят страшный диагноз, ты уже не умозрительно, а совершенно отчётливо понимаешь: твоя жизнь конечна, её нельзя переписать «на чистовик». Ещё становится ясно, что вокруг так много интересного. Хочется во всём поучаствовать, разглядеть то, чего до этого не замечала, – вспоминает Екатерина. – Вот раньше приглашали, например, в театр, а я, уставшая после работы, отказывалась: мол, в другой раз схожу. Сейчас же стала очень лёгкой на подъём, любому предложению рада».

У Екатерины появилось желание не только сделать свою жизнь более полноценной, но и принять активное участие в работе сообщества онкологических пациентов и по возможности консультировать «новичков». Она рада, что к её мнению прислушиваются, ведь Екатерина не только пациент с онкологическим диагнозом, но и человек с медицинским образованием.

COVID‑19 и рак

«Как только началась история с ковидом, я была, наверное, единственной в наших онкочатах ярой сторонницей прививок, – говорит Екатерина. – Конечно, прежде чем принять решение, изучила литературу, по­слушала мнения докторов, которым доверяю. Я убеждена: единственная возможная защита – это иммунизация. Если человек заболевает ковидом, его онкологическое лечение прерывается, что влияет на качество терапии, а значит, и на её ­эффективность. Всегда надо выбирать, что важнее».

Екатерина Гончар привилась сразу, как только анализы после лечения пришли в норму. И за то, что не заболела, хотя всю пандемию продолжала работать, она благодарна прививке. Правда, перенеся в конце прошлого года несколько операций с осложнениями, из-за которых иммунитет был скомпро­метирован, в январе этого года она всё-таки заразилась ковидом. Однако болезнь, проходившая в форме тяжёлого ОРВИ, длилась недолго – на пятый день всё прошло. «Если есть средство хоть как-то защититься от серьёзного протекания и осложнений болезни, им обязательно надо воспользоваться, тем более онкопациентам», – не сомневается Екатерина.

Все перемены – к лучшему

Считается, что рак во многом ограничивает людей. Это не так. У нашей героини 2-я группа инвалидности, но при этом она работает, занимается йогой, участвует в общественных меро­приятиях, помогает таким же пациентам, как она, адаптироваться к болезни и сориентироваться в лечении.

«Я знаю многих людей, которые после постановки диагноза круто поменяли свою жизнь. Со мной в палате лежала молодая женщина, узнавшая о раке случайно – когда проходила чек-ап при планировании беременности. Прежде она работала в офисе с бумагами. А сейчас не только мама, но и успешный фотограф. Недавно я познакомилась с женщиной-инженером, которая стала моделью. Я, конечно, не так кардинально повернула свою жизнь и менять профессию не хочу – это мой ресурс. Но после диагноза я как врач-гинеколог стала ещё более онконастороженной, что позволило мне успешнее выявлять онкологию на ранних стадиях».

Комментарий специалиста

Врач-онколог, старший научный сотрудник отделения химиотерапии № 1 Национального медицинского исследовательского центра онкологии им. Н. Н. Блохина МЗ РФ, кандидат медицинских наук Елена Коваленко:

– В России на рак молочной железы приходится 22% всех случаев онкологических заболеваний у женщин, и эта цифра продолжает расти. Каждые 7 минут одной россиянке ставят такой диагноз. Однако за последние годы появилось много новых вариантов лечения, которые продлевают жизнь пациенток и значительно улучшают её качество.

Главное новшество – персонализированная терапия, которая подбирается в зависимости от типа конкретного заболевания, а потому даёт лучшие результаты. Например, есть препараты, которые блокируют различные рецепторы на поверх­ности раковых клеток, не давая им размножаться. Также существуют средства, направленные против опухолей груди, обусловленных генетическими мутациями. Применение персонализированной терапии позволяет значительно снизить риск рецидива, а многие пациентки вообще навсегда забывают о раке.

Разрабатываются и препараты для более поздних стадий – они помогают значительно увеличить продолжительность жизни.

Главным же фактором успеха в лечении рака груди по-прежнему остаётся своевременная диагностика. Я советую женщинам ежемесячно проводить самообследование груди, регулярно проходить профилактические осмотры, а после 40 лет делать маммографию. Всё это доступно в рамках ОМС.

Особенно внимательным к себе надо быть женщинам из группы риска – тем, у кого среди ближайших родственников был рак груди или яичников.

Для пациенток с уже диагностированным раком молочной железы крайне важна профилактика респираторных заболеваний и вирусных инфекций, в том числе COVID‑19. Этой категории женщин вакцинация показана в первую очередь, поскольку у них инфекция может развиваться в тяжёлой форме.

Оцените материал

Источник: aif.ru

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»
Закрыть
Закрыть
r365 bjb hlf